Sevench («Седьмой канал») — площадка, на которой каждый может рассказать о своем деле. Мы ждем ваши истории и кейсы! E-mail: info@sevench.ru

Как работать по голландским правилам

Непривычно до ужаса

АВТОР: ВИКТОРИЯ ХОГЛАНД

В Нидерландах пребывать в депрессии можно целый год без потери рабочего места и с сохранением заработной платы. Голландские мамы выходят на работу, когда ребенку исполняется три месяца. Об этих и других любопытных фактах — в материале директора голландского агентства Punch PR Виктории Хогланд. Она переехала из Санкт-Петербурга в Амстердам в 2012 году.

Национальная физиология

Среда, семь тридцать утра, жду в переговорной представителя пиар-агентства. Я все сделала по голландским правилам — назначила афспрак за три месяца. Не надела любимую юбку, предпочтя ей джинсы, кеды и бесформенный свитер. Одним мазком широкой кисти торопливо накрасила сразу все лицо и два пальца на ногах.

«Добрый день, Виктория! — в кабинет входит симпатичный мужчина лет тридцати, — извините, а где у вас туалет? Я только что из Гронингена, ехал без остановок всю дорогу. Дело в том что, мой мочевой пузырь полон. Я просто не смогу сфокусироваться…»

Я не первый год замужем, потому не удивлена. Голландцы не считают зазорным информировать вас о своих физиологических потребностях, и место действия значения не имеет. Хоть офис, хоть театр, хоть прием у королевы Максимы.

Ну окей, совместными усилиями мы решили проблему и приступили к разговору. «Я сначала расскажу о себе, — начал Йооп (не произносите это имя вслух, не надо, не надо, не на… я предупреждала). — У меня за плечами довольно трудный период. Я пережил клиническую депрессию и искал спасения в наркотиках. Теперь я в порядке и начал жизнь заново. И буду счастлив работать с вами…».

Правда-матка

Нет, я не буду врать, что это здесь нормально — так начинать деловой разговор. Но наш новый друг Йооп очень ярко продемонстрировал, куда может завести знаменитая голландская откровенность. И офис не исключение. Моя коллега Мариана брала несколько дней больничного на обследование, важную часть которого занимала колоноскопия. А потом ей удалили часть кишечника и чуть не проткнули желчный пузырь. Анестезия на нее подействовала плохо. И да, теперь я обременена этим знанием до конца своих дней.

У нашего поставщика интернет-услуг жена попала в больницу с выделениями и кровотечением на пятом месяце. Мы близкие друзья? Хочу ли я это знать? Нормально ли это для Голландии рассказывать такие вещи? Ответы звучат соответственно как «Нет, нет и да». Ребенка кстати спасли, родили и назвали Хяйс.

Декрет vs депрессия

Кстати про депрессию. Пребывать в ней можно целый год без потери рабочего места и с сохранением заработной платы. Рассказывает моя знакомая Жанна: «Коллега мужа уже год пребывает в депрессии, остальные его этот год по очереди заменяют. Недавно он пришел со своим психологом. Решили, что он будет постепенно интегрироваться обратно в коллектив — на час в день приходить до Рождества, а там посмотрит. Коллегам раздали указания, как с ним общаться, чтобы он снова в депрессию не впал. Это, в целом, хорошо, конечно. Но меня поражает, что, например, декретный отпуск 16 недель, и если не выходишь после него на работу и не берешь родительский отпуск, то уволят сразу, какие бы ни были обстоятельства».

«Потому что депрессия — это болезнь, а декрет — по сути отпуск», — объясняют старожилы (ага, отпуск, да что там, практически каникулы). Действительно, мы супергерои — голландские мамы — выходим на работу, когда ребенку исполняется три месяца. Поверьте, это очень тяжело физически и морально. Постоянных поблажек от доброй начальницы «выспись завтра и приди попозже, я сама троих вырастила» не ждите. Не потому что она сволочь бездушная, а просто есть правила. А вот отдельное тихое помещение для сцеживания молока или кормления ребенка вам предоставят.

Корпоративные ценности

Голландский офисный этикет не то чтобы нечто из ряда вон, просто он отлично отражает всю культуру этой страны. Например, экономия. Если в офисе есть стиральная машина, то будьте уверены — часть сотрудников будет тайком проворачивать бельишко за казенный счет. И мыться в корпоративном душе, ибо вода тоже дорогая. Расхожая фраза «я знаю свои права» неожиданно приобретает здесь вполне конкретный смысл. И это не плохо, нет, просто до ужаса непривычно. Спорить с начальником и хлопать его по плечу. Вежливо напомнить, что сегодня его очередь разгрузить посудомойку. Отказаться срочно завершить важнейший для фирмы многомиллионный контракт, потому что у вас назначен сеанс физиотерапии. Ну и другие фишки по мелочи. Не раз и не два видела, как в офис приводят собак, больших и маленьких. Обедают очень часто стаканом молока и бутербродом с арахисовым маслом, а бывает что и чипсами. Голландский культ бутерброда еще никто не отменял… Хотя есть компании, обеспечивающие нормальный кейтеринг.

Я студенткой работала в одной крупной питерской фирме. И мы там всем пиар-отделом выпустили первый номер корпоративного журнала. Сидим, радуемся, как дураки. Раздается телефонный звонок. Звонит президент компании и сразу же начинает орать. В детстве я забыла выучить русский матерный, поэтому мы даже не поняли, в чем дело. Удалось смутно уловить, что еще до заката весь пиар-отдел заживо скормят диким похотливым кабанам вместе с рукожопым дизайнером, который следующий свой номер сверстает оторванными ногами и в аду. Оказалось, что президент посчитал количество своих фотографий, опубликованных в том журнале. И их оказалось недостаточно! Что было расценено как признак неуважения и плевок в душу. Голландец бы ему на это сказал «Хилке, тебе бы надо обратиться за профессиональной помощью. Твои вопли я записал на диктофон и перешлю в профсоюз. Кстати, ты размазал арахисовое масло по общему столу и немного асоциально припарковался. И кто после этого кабан?»

Права и свободы

Обратная ситуация. У моего голландского друга секретарша была йогиней (ходила босиком), приверженцем здорового дробного питания (а значит вместо одного ланча у нее было четыре перерыва на перекус) и любительницей есть то самое питание только на свежем воздухе. Она сидела на пороге офиса, поглощала свой пророщенный в кокосах укроп и сверкала девственно грязными пятками, так и не познавшими педикюрных таинств. По пятницам на корпоративной кухне она варила кошмарный вонючий луковый суп. Им пропитывалось все, даже трусы. И ничего, терпели. Уволить за это нельзя. Нельзя сказать: «Марике, откажись от своих убеждений, прекрати соблюдать предписанный диетологом режим питания. И постриги, наконец, ногти на ногах, клиенты шарахаются». В следующий раз вы увидитесь в суде, где Марике за дискриминацию отсудит у вас бизнес, обе почки, опеку над детьми и, шурша пятками, триумфально выплывет из зала.

А да, и еще одно. Про субординацию, работу и все такое. Голландский король Виллем Александр последние 20 лет инкогнито трудился вторым пилотом в авиакомпании KLM. Управлял самолетом, приветствовал пассажиров по громкой связи, заполнял бортовые журналы и регулярно сдавал все необходимые экзамены. У меня все.

Как в Голландии относятся к работе. И, в частности, к работе русских

Источник: victoriahoogland.com

comments powered by HyperComments