Sevench («Седьмой канал») — площадка, на которой каждый может рассказать о своем деле. Мы ждем ваши истории и кейсы! E-mail: info@sevench.ru

Как живется байкеру-купидону

Путешествие из Боливии в Японию через Европу и Россию

АВТОР: НАДЕЖДА ДОСТОВАЛОВА

Ноутбук, фотоаппарат и 42-летний байк Moto Guzzi — все, что нужно писателю Полу ван Хоофу (Paul Van-Hooff) для путешествий. В свои 53 года он покинул Боливию, стартовал в Голландии и проехал уже треть пути до Японии. Сейчас он в России, где-то под Омском. Sevench встретился с байкером и узнал его историю.

— Я родился в Нигерии, 41 год прожил в Голландии, в течение 15 лет как журналист-фрилансер публиковался в печатной прессе и получал неплохие гонорары. В 2005 году по-настоящему задумался, чем хочу заниматься всю оставшуюся жизнь. Понял, что есть три вещи, которые я действительно люблю: путешествия, езду на мотоцикле и писательство. Открыл карту, отправил свой старенький мотоцикл на Аляску и поехал на нем вниз до Аргентины. Это путешествие заняло три года.

Пока едешь, знакомишься со многими девушками. Ту самую я встретил в Боливии. Через месяц она сказала, что беременна. Нашим детям, близнецам Сантьяго и Себастьяну, уже 8 лет (именно столько я прожил в Боливии). Сейчас с супругой в разводе.

В свое первое путешествие я написал книгу «Человек в седле» (Man In Het Zadel) и издал ее в Голландии. Она хорошо продается, поэтому издатель предложил написать еще одну. Сказал: давай-ка езжай из Амстердама в Японию, в Токио.

В Россию я въехал через Северную Осетию, Владикавказ. Когда останавливаюсь на дороге, многие задают вопросы, иногда зовут в гости и предлагают переночевать. Взял за правило говорить в России «да» на все предложения.

В Волгограде спросил у прохожих, куда ехать — налево или направо. Мне ответили: ты никуда не поедешь, пойдешь с нами в бар и будешь бухать. Почему бы и нет! Стали пить водку. Оказалось, что это никакая не водка, а 75-процентный спирт! На следующий день проснулся в реанимации. Увидел яркий свет. Подумал, что уже умер и нахожусь в раю.

Мне рассказали, когда меня везли на скорой в больницу, температура тела упала до 34 градусов, я посинел. Еще немного, и кирдык. Врачи постарались, конечно, выложились на все 100% и вытащили меня с того света.

Медсестры были чрезвычайно вежливы и заботливы. Я испугался: как заплачу за все это дело? Страховки-то нет. Главный врач подошел и сказал: не переживай, мы тебя не записывали, так вылечили, платить ничего не нужно. Даже денег на бензин дали.

Кстати, в больнице один из полицейских, выяснявший, кто я такой и как тут оказался, познакомился с прекрасной медсестрой, которая ухаживала за мной. Теперь они встречаются. Позвали меня в следующем году к себе на свадьбу. Выходит, я купидон.

Если бы я напился и попал в больницу, например, в Голландии, бесплатно оттуда точно бы не вышел. Пришлось бы продать байк и еще долго платить из страховки. Так во всей Европе.

В России люди любят дарить и помогать. Такое же дружелюбие в Иране. Европа не такая. Чем больше денег, тем закрытее люди.

Если говорить о минусах путешествия по России, то в Калмыкии я нарушил ПДД, и меня остановила полиция. Сказали, что должен заплатить 10 тысяч рублей. «Посмотрите на меня, разве я выгляжу как чувак, у которого есть 10 тысяч рублей?» Сторговались на 3 тысячах.

Дороги в России очень опасные. Пока еду, не смотрю по сторонам, сфокусирован только на дорожном движении. Везде в основном только две полосы. Ездит много фур. Что касается другой российской беды — дураков, то я их не встречал.

В пути мне интересно знакомиться с людьми и слушать их истории. Европейская пресса печатает исключительно политизированную информацию, что Путин отобрал Крым, а сейчас захватывает Европу. Но мы ничего не знаем об обычных людях. Моя задача — рассказать о них. Еще я разрушаю стереотипы. Например, что все русские вечно пьяные, едят медвежий жир, являются националистами.

В Боливии вот настоящий расизм. Эво Моралес — первый президент-индеец за всю историю страны. Это самый большой засранец, которого я когда-либо видел. За рулем больших и дорогих автомобилей в Боливии сейчас только индейцы. Они меня ненавидят, потому что я белый. Очень много расизма в чистом виде. В Боливии всего 49 индейских племен, они должны как-то сотрудничать, но они плевать хотели друг на друга.

Боливия — самая бедная страна в Южной Америке. При этом она обладает богатыми природными ресурсами — нефтью, газом, серебром, золотом, железом и так далее. Все богатства остаются на уровне правительства. Коррупция запредельная, широко развита наркоторговля, причем власти ее поощряют.

В связи со всем этим настроения в стране, можно сказать, революционные. Многие считают, что они ленинисты и марксисты, хотя не знают, что это такое на самом деле.

Я бы хотел вывезти сыновей из Боливии, но бывшая жена не позволяет.

Все, что я хочу, часто происходит. Точнее, жизнь дает тебе именно то, в чем ты нуждаешься. Хочешь больше — больше работай для этого. Если сидеть на одном месте, ничего не произойдет. Ты можешь изменить свою жизнь за одну минуту. Просто надо принять решение, вырваться из зоны комфорта. Когда я принял решение покинуть Голландию, жизнь стала далеко не легче, но в миллион раз интереснее. Голландцы говорят: когда выйду на пенсию, тогда начну путешествовать. А спустя месяц после выхода на заслуженный отдых случается инфаркт. Так что надо жить здесь и сейчас, заниматься тем, что нравится.

Фотографии Александра Антонова и из личного архива Пола ван Хоофа

comments powered by HyperComments