Sevench («Седьмой канал») — площадка, на которой каждый может рассказать о своем деле. Мы ждем ваши истории и кейсы! E-mail: info@sevench.ru

Дарья Риччио: Если девочки в детстве играли в куклы, то я играла в накладные и договоры

АВТОР: АНАСТАСИЯ ЯКОВЛЕВА

В Тюмени продолжается образовательная игра «#Пинкодбизнеса», цель которой — сформировать у начинающих предпринимателей навыки ведения бизнеса. Участники поделились на группы, к каждой из которых приставлен ментор. Он на протяжении всего проекта помогает своей команде. Один из менторов — Дарья Риччио, молодая предпринимательница: в 2016 году девушка реализовала свой проект «Лаваш & мясо». Sevench поговорил с Дашей про хорошую шаурму, поколение Z и мечты предпринимателя.

— Даша, почему ты решила стать предпринимателем? Давно ли возникло такое стремление?

— На самом деле, целенаправленного стремления не было никогда. Все пошло от мамы — она предприниматель, поэтому я просто не видела другой жизни. Если девочки в детстве играли в куклы, то я — в накладные и договоры. Для меня это было нормальным: очень странно, что вы тут все в куклы играете. И вот это, скорее всего, я переняла. Причем переняла и плохое, и хорошее.

Что плохого ты видишь в своей предпринимательской работе?

— Ну, бывают, в силу того, что я женщина, перепады настроения. Это сейчас называют очень умным термином «эмоциональный интеллект», но, я считаю, это дурость. В предпринимательстве и управлении нужна определенная статика, а скачки настроения, признаюсь, иногда сказываются плохо.

— Были уже какие-то случаи с нехорошим исходом?

— Как таковых случаев не было, но могу точно сказать, что это мешает в принятии решений.

— Твой проект связан с направлением street food’а. Почему ты выбрала именно эту нишу?

— Мои родители занимаются ресторанным бизнесом, поэтому я знала эту «кухню» изнутри.

— Но ведь конкуренция в сфере общественного питания сейчас крайне высокая. Не боялась «прогореть»?

— Когда мы открывались, конкуренция на нашем поприще была небольшая, хотя сейчас есть гораздо больше предложений. А так, конкуренции бояться — в лес не ходить. Тем более мы кардинально отличаемся от ларьков с шаурмой — мы не про это. Мы про чистоту, про здоровье, про то, что есть аутентичные рецепты. Вообще про то, что шаурма может быть другой. Она не обязательно собрана грязными ручищами без перчаток и с гнилыми помидорами внутри. Нет, она может быть действительно вкусной и хорошей.

— Когда ты поняла, что пора идти в предпринимательство, подавать заявку на «Ярмарку инвестиций»?

— Проектом нужно просто «заболеть». Я бы, как женщина, даже сказала, что проект — это беременность. Ты сначала об этом подумала, потом ты все это вынашиваешь, потом тебя тошнит (смеется). Начинаются ремонты, закупки оборудования, да и все, что угодно, может произойти! И вот наконец-то ты его уже рождаешь.

— А есть ли у тебя глобальная цель или мечта?

— Я ее определила совсем недавно. Я хочу собрать вокруг себя людей и создать start up-community (сообщество — прим. ред.). Это будут люди из разных направлений, которые умеют делать что-то очень хорошо в определенных плоскостях и сферах. Какие бы форумы я не посещала в последнее время, все говорят о том, что автоматизация ручного труда неизбежна. Так что если у вас нет коллективного разума, то, скорее всего, вы ничего не стоите.

— Как ты будешь выбирать ребят к себе в команду?

— Молодых и активных студентов, потому что это новое поколение Z. И они уже совершенно другие. Сколько бы я ни сталкивалась с ними, сколько бы ни читала лекций в университетах, понимаю, что это люди другого порядка. Мне кажется, в сравнении с ними мы скоро станем динозаврами. А вот за ними будущее.

— Чем же, на твой взгляд, отличается это поколение?

— Они очень увлеченные и серьезные. Мы, как дети 90-х, были, на мой взгляд, несколько инфантильными. Кроме того, у нового поколения, конечно, есть доля корысти. Ведь если нам говорили: «Иди уберись, потому что иначе получишь люлей»,то им говорили: «Иди уберись и получишь конфетку». В начале двухтысячных, когда родились ребята поколения Z, про «интуитивное» воспитание речи уже не шло: там уже было все по книжкам, по Карнеги и всем остальным. И людям за уборку давали конфеты. Мне конфеты никто не давал.

— А тебе не кажется, что так ребенка можно «разбаловать»?

— Нет, это наоборот способствует труду. Можно ведь и конфету, и люлей иногда дать — тот самый пряник и кнут. И, мне кажется, это самое лучшая воспитательная теория, которая есть сейчас. Но в любом случае если объединить самый конец поколения Y с переходом в Z, то может получиться очень крутой симбиоз и очень крутые проекты. Потому что у этих ребят настолько крутые, настолько волшебные, настолько мощные мысли! Им нужно просто придать порядок, их нужно каким-то образом систематизировать и знать, куда этих людей отвезти. Я вот хочу конкретно этим заняться. Мне кажется, что у меня даже получится.

— Ты можешь сказать, что предприниматель — это внутреннее состояние? Когда даже в других сферах жизни ты ведешь себя как предприниматель? Когда ты, например, рискуешь или, наоборот, сначала все взвешиваешь?

— На самом деле, предприниматели бывают абсолютно разными. Нельзя говорить о едином образе предпринимателя. Есть, например, предприниматели, как моя мама: они подумают раз пятнадцать, прежде чем что-то сделать. Я же немного другого сорта: люблю скорость, люблю реакцию. Мне нужно делать что-то очень быстро, в очень большом темпе, потому что, когда начинается определенная статика, мне становится дико скучно. Хочется лечь поспать, я не хочу ничего делать, меня ничего не интересует. А я все-таки человек поколения Z — я не делаю того, что мне неинтересно. Есть ребята поколения Y, у которых все «надо, надо, надо». А у нас «надо» уже не работает — нужно заинтересовать. Если интереса нет, это бесполезно.

— А влияет ли на тебя общественное мнение?

— Нет, на самом деле, пофиг. Ведь это определенное мнение человеческое, и оно может быть позитивным, негативным или любым другим. Вопрос в другом: принимаешь ты это или не принимаешь. Можно просто взять и не принять ничего. Хотя, когда я начинала свой проект, негатива было очень много! Сначала я была к нему эмоционально не готова, даже иногда плакала, если узнавала, что меня кто-то там не любит. Но я вроде не сахара кусочек и в принципе не должна всем нравиться. Но по началу было болезненно, да. А потом просто начинаешь как-то холодно к этому относиться. Сейчас я понимаю — меня может судить только тот человек, который «был в моих штанах».  

comments powered by HyperComments